ASİF HACILI
Asif Abbas oğlu Hacıyev (Асиф Аббас оглы Гаджиев)

Терешкина Д. Б.


[НАУЧНЫЙ ДИАЛОГ. 2019. № 1]

Терешкина Д. Б. Рецензия на книгу: Гаджиев А. Мифопоэтика русской прозы: вторая половина ХХ века (2018) / Д. Б. Терешкина // Научный диалог. — 2019. — № 1. — С. 270-273.
Tereshkina, D. B. (2019). Book Review: A. Hajiyev. Mythopoetics of the Russian Prose: 2nd Half of the 20th Century (2018). Nauchnyi dialog, 1: 270-273.

Рецензия на книгу:
Гаджиев А. Мифопоэтика русской прозы: вторая половина ХХ века (2018)

© Терешкина Дарья Борисовна (2019), доктор филологических наук, профессор кафедры кадровой политики и управления персоналом, федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при Президенте РФ» (Новгородский филиал) (Великий Новгород, Россия), terdb@mail.ru.


Представлена рецензия на монографию доктора филологических наук Асифа Гаджиева, профессора Университета «Азербайджан» (Азербайджанская Республика), посвященную теории и практике мифологической поэтики в русскоязычной прозе второй половины XX века. Охарактеризованы тематика, структура книги, основные наблюдения автора рецензируемого труда, использованные им методики и стиль изложения.

Ключевые слова: русская проза; мифопоэтика; Айтматов; Астафьев; Распутин; Шукшин.

Монография доктора филологических наук профессора Университета «Азербайджан» (Азербайджанская Республика) Асифа Гаджиева посвящена теории и практике мифологической поэтики в русскоязычной прозе второй половины XX века.
Книга состоит из двух частей: первой, в которой рассматриваются вопросы теории мифопоэтики, и второй, где эта теория иллюстрируется очерками по мифологической поэтике творчества русскоязычных авторов второй половины двадцатого столетия: В. Шукшина, В. Белова, В. Распутина, В. Маканина, А. Кима, Ч. Айтматова, Т. Пулатова и др. Открытый схематизм построения исследования подчеркнут однообразным именованием параграфов теоретической главы: все шесть разделов названы по главному объекту исследования в аспекте мифопоэтики (автора, образа, композиции, сюжета, хронотопа и жанра). Подобным же образом изложена вся теория вопроса. Она не претендует на полноту, а расставляет акценты, важные в контексте исследуемой проблемы. Этот декларативный прием направлен на кристаллизацию замысла автора монографии: рассмотрение тех аспектов, которые важны именно в контексте архетипического уровня смысла произведений. Такой «суховатый» прием смягчен системой эпиграфов, предпосланных каждому разделу и с разных позиций представляющих предмет изучения.
«Спрямленный», афористичный стиль свойствен А. Гаджиеву в целом: его тезисы, наблюдения и выводы сформулированы таким образом, что представляют собой не путь размышлений автора, а уже готовые выводы из этих размышлений, мысли, которые следует воспринимать как итог сомнений и поисков смысла текста и теоретических вопросов в рамках избранной автором темы. Так, анализируя мифопоэтику рассказа Василия Шукшина «Алеша Бесконвойный», А. Гаджиев пишет: «Баня, таким образом, символизирует сокровенный, гармоничный мир народной духовности, и в этом плане этот образ родствен образу дома» [Гаджиев, 2018, с. 84]. Будучи оторванным от контекста, такой микровывод может показаться слишком смелым, однако, если принять во внимание целый пласт смыслов, лишь пунктирно намеченных автором исследования, нельзя не согласиться с высказанным утверждением. В подобном изложении проблемы мифопоэтики видятся как преподнесенные ученым-преподавателем, стиль изложения которого подчинен прежде всего образовательным задачам. Это наблюдение подтверждается тем обстоятельством, что в основе настоящего издания лежит учебное пособие А. Гаджиева, которое вышло в свет в 2003 году (Гаджиев Асиф Аббас оглу. Русская проза. Вторая половина ХХ века. Опыт мифопоэтического толкования: учебное пособие. — Баку: Бакинский славянский университет, изд-во Китаб алями, 2003. — 192 с.), а затем было расширено и переработано для настоящей монографии. Ориентированность на образовательные задачи позволяет автору исследования быть во многих местах не только ученым-литературоведом, но и публицистом, поскольку он справедливо полагает, что воспитание — неотъемлемый компонент обучения (см. разделы монографии о прозе В. Белова, Ч. Айтматова, В. Астафьева и др.). Таким образом, исследование мифопоэтики прозы второй половины XX века становится трактатом о нравственных проблемах, волновавших русскоязычных авторов прошедшего столетия.
В поле исследования нравственных проблем находятся и, казалось бы, сугубо литературоведческие штудии относительно специфики жанров, персонажей, сюжетных линий и композиции произведений в целом. В этом смысле находками автора рецензируемого труда становятся классификация «пороговых» героев (раздел о прозе В. Шукшина), сюжетно-композиционное обоснование гибели персонажа (глава о прозе В. Астафьева), анализ мифопоэтических основ одухотворения природы [Гаджиев, 2018]. Эти наблюдения тем более важны, что рассматриваются в русле современных взглядов на русскую прозу второй половины XX века, и, несмотря на поменявшуюся парадигму в оценке социальных проблем России в это время, произведения русскоязычных авторов рассматриваемого периода не утрачивают свои непреходящие ценности и смыслы, которые очевидны в свете архетипических констант, ставших предметом рецензируемого труда. Своего рода «откровениями» читаются некоторые наблюдения Асифа Гаджиева о прозе В. Распутина («В нескончаемом круговороте, повторяемости жизни гипертрофированное чувство собственной исключительности ведет к отторжению героя от реальной жизни, истории» [Там же, с. 102]), В. Астафьева («в <…> мыслях главного героя выражается не слабость его, не прорыв “неуместных в условиях войны” эмоций, “стихии чувств”, а новая для “авторитарной” линии советской прозы, однако традиционная для народного мироощущения, русской народной философии идея неслиянности индивидуального и коллективного, души и материи, частного и общего, ностальгия по самости, инаковости» [Там же, с. 98]), которые подытоживают анализ не только собственно поэтики рассматриваемых произведений, но и теории литературного текста в аспектах его композиции, топики, хронотопа (в отношении последней категории важной становится глава «Проблема хронотопа в аспекте мифопоэтики» раздела «Вопросы теории» монографии).
Особое значение имеет последняя глава монографии — «Инонациональные стили русской прозы», в которой рассматриваются вопросы поэтики инонациональных авторов, писавших на русском языке. Как правило, эта область литературы редко освещается в исследованиях по русской литературе.
На фоне несомненных достоинств рецензируемого труда удивительным кажется указание цитируемых и упоминаемых исследований далеко
не последних лет издания. Большинство из них относится к 70—90-м годам XX столетия, тогда как за последние десятилетия вышло немало трудов по русской литературе второй половины XX века, в том числе по русской прозе рассматриваемого периода (творчеству В. Тендрякова, В. Астафьева, особенно — В. Шукшина и др.). Думаем, многое из теории вопроса могло быть дополнено наблюдениями современных исследователей русской ли-тературы.
В целом новая монография А. Гаджиева является, несомненно, полезным трудом, в котором предлагаются свежие взгляды на старые проблемы.

Литература
Гаджиев А. Мифопоэтика русской прозы : вторая половина ХХ века / А. Гад-
жиев. — Саарбрюккен: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2018. — 180 с. —
ISBN 978-613-9-58192-4.

Book Review: A. Hajiyev. Mythopoetics of the Russian Prose: 2nd Half of the 20th Century (2018)